Человек вышел из тюрьмы что делать

Человек вышел из тюрьмы (выпустили из тюрьмы). Как жить после тюрьмы? Как помочь человеку? Как адаптироваться в обществе? Что делать близким и родственникам того, кто недавно вышел из тюрьмы, а отсидел там очень много лет? Что меняется в человеке и его психике, пока он сидит в тюрьме? Какими выходят из тюрьмы?

Эти и многие другие вопросы волнуют тех, кто столкнулся с ситуацией похожей на описанную в письме женщины (ниже).Она задает вопрос, а психолог отвечает, о том чем и как можно помочь человеку после освобождения из тюрьмы и отсидевшему там длительный срок (причем не один).

Не пропустите эти статьи:

ВОПРОС ПСИХОЛОГУ: Человек вышел из тюрьмы. Как помочь?

Текст письма:

Прошу посоветовать, как вести себя с бывшим мужем

И так, мне 40 лет, мой бывший муж, назовем его Сергей, отец моего ребенка сидит в тюрьме за наркотики, ему 38 лет, и общий срок проведенный им в тюрьмах почти 20 лет.

Я знакома с ним с 2010 г. — познакомилась, расписались и родила ребенка, когда он тоже был в тюрьме (что он наркоман я тогда еще не знала). Пережито и потрачено с ним очень много сил и нервов, было и хорошее и плохое, я боролась за него как за человека которого видела в нем за наркотиками и следов тюремной жизни, очень многое поменялось в нем в лучшую сторону. Общение с ним, сейчас, очень открытое, как с его так и с моей стороны.
Человек действительно хочет меняться, и меняется в лучшую сторону и осознаёт, что он болен и хочет справиться со своей зависимостью, но это сейчас и там в тюрьме, и словно это делает из-за меня. Я понимаю, что жить с этим человеком не буду и не смогу, нет уверенности что справится, но все равно он мне очень близкий и родной (он отец моего ребенка это ключевое для меня), он для меня наверно как брат или сын и поэтому, очень хочу ему помочь. Его этот срок 4 года, на сегодня почти 2,5 прошло, скорее всего, он выйдет через полгода по УДО.

1,5 года назад, я встретила человека ( далее А.), с которым я поняла, что жила какими-то иллюзиями, не реальностью и пустыми надеждами и обещаниями (возможно и сейчас что-то ещё осталось), и что С (Сергей) моя нереальность, а он А. вот он настоящий тут сейчас и рядом, хотя то же не все гладко в основном из-за С., но есть большое понимание друг друга и желание жить и строить совместную жизнь, и знаю что он(А) переживает за меня в этом вопросе.

Не так давно С. перевели в другую колонию, где есть почти неограниченный доступ к телефону, (до этого он мог звонить 1-2 раза в неделю), теперь по несколько раз в день. С этими звонками и началась меняться ситуация. У него проявляется ревность, сильное чувство собственности порой слишком сильное, даже угрозы убить.

Говорю, что я буду помогать ему пока он в тюрьме и какое-то время после выхода на свободу. Но он (С) словно меня не слышит, опускает виновато глаза, отвечает «да, да, да, я все понимаю» проходит время (иногда это час, иногда день или два) и он снова «ты будешь только моя», «я не вижу смысла без тебя», «я не представляю тебя с другим».

А. в курсе всех событий и разговоров с С. и он понимает мою борьбу за жизнь этого человека, но не всегда согласен с моим подходом, ( бывает проскакивает ревность), не верит что моя именно такая Большая забота, сейчас поможет справиться ему и с наркотиками и подготовит морально к выходу на свободу. И с увеличением звонков, словно происходит шаг назад, после свиданий то же чувствую у него(С) жуткую боль, с его стороны это как какой-то мазохизм, и он не верит, что меня потерял.

Посоветуйте, как лучше мне вести себя с этим человеком сейчас и в целом пока он сидит в тюрьме. Какие шаги лучше предпринять, и как вести разговоры. Понимаю, что его жизнь это его жизнь, и как ей распоряжаться, решать только ему, но иметь на своей совести, что чего-то не сделала или поступила не правильно я не хочу, не хочу жить с этими мыслями.

Готова встретиться с Вами или другим психологом, если это не совсем Ваш профиль, и рассказать все более подробно. Так же не возражаю, чтобы мой вопрос был опубликован у Вас на сайте.

ОТВЕТ ПСИХОЛОГА: Человек после тюрьмы. Как помочь?

Здравствуйте, Марина. Ваш вопрос понятен. Спасибо, что учли рекомендации по составлению вопроса. Для Сергея жизненная ситуация, конечно, сложная. Да, и для вас не совсем простая. Понимание его ситуации поможет вам действовать целенаправленно. Поэтому постараюсь пояснит к чему он привык в тюрьме и к чему ему необходимо приспособиться.

Сергей — человек после тюрьмы (хотя он ещё там, но мы о будущем) — зависимый и склонный к зависимостям, а значит самостоятельные решения принимать ему крайне сложно. Это подтверждают его успехи в тюрьме — месте, где все строго регламентировано, структурировано и однообразно. Соответственно, человеку легко привыкнуть к такому порядку и соблюдать его. В соответствии с этим порядком формируются определенные привычки. Почему и как меняется человек после тюрьмы?

В тюрьме все регламентировано и распорядок дня заключённого четко структурирован. Он знает, что должен делать каждую следующую минуту, час, день. Знает, что его гарантированно накормят (пусть не по высоким стандартам). Знает за что его могут похвалить, наказать и т.п. В общем там ему не нужно принимать решения и брать на себя ответственность за них. За него все решено, круг общения и взаимоотношения с людьми сложились, поэтому состояние относительно стабильное, он хорошо адаптирован и есть понимание происходящего. В психологии значимые люди и значимая для человека группа называется референтной. Иметь такую группу для любой личности очень важно, чтобы чувствовать себя комфортно. В тюрьме у Сергея такая группа людей есть.

Помощь после тюрьмы

А теперь попробуйте представить себя на его месте… Вот, Сергей вышел из тюрьмы… Человек вышел из тюрьмы. Не важно — отец это вышел из тюрьмы, любимый вышел из тюрьмы, сын или муж вышел из тюрьмы. Люди после тюрьмы оказываются приблизительно в одинаковых условиях и поэтому психология человека после тюрьмы такова:

  • У них не было выбора и самостоятельности. Так и у Сергея: из прошлого — только вы и наркотики; из настоящего — пустота и неизвестность.
  • Никто за него на свободе не решает, что ему делать, куда идти и как зарабатывать.
  • Возникает внутреннее ощущение потерянности, бессмысленности жизни, никчемности, бессилия, отчаяния и т.п.
  • Жизнь после тюрьмы состоит из вопросов: «Куда идти?», «Что делать?», «Как жить после тюрьмы?», «Где работать и куда устроиться после тюрьмы?». Ни одного готового ответа нет. Нужно прилагать усилия, искать… А тут…. небольшая надежда в виде вас. Тем более, что вы его навещаете… Надежда крепнет…

Словами вы пытаетесь разрушить эту надежду, а действиями (посещая) поддерживаете. Люди, которые вышли из тюрьмы нуждаются в конкретике. Что-то туманное, непонятное, бесперспективное и быстро исчезающее их беспокоит и заставляет снова идти на нехорошие поступки. Если кто-то не может оказать помощи, но отказать напрямую боится или стесняется — это ловушка мышления , которая обязательно создаст проблемы для обеих сторон. Не можешь — откажись и обоснуй. Можешь — прочитай дальше и действуй.

Читайте также:  Договор безвозмездной аренды гаража

Выйти из ситуации можно только, если вы окажете помощь после тюрьмы. Основных два момента в этом:

  1. приобрести новую референтную группу
  2. четко расписать его действия после выхода на волю.

Второй пункт нужно сделать на бумаге, вместе с вашим «А». На одном листе нужно будет написать общий план действий, на другом распорядок дня (рабочего отдельно, выходного отдельно). Относитесь к этому серьезно. От наличия этого распорядка будет зависеть многое для осужденного, который выходит из тюрьмы. Сможет ли он жить на свободе или опять постарается попасть в тюрьму. Именно так некоторые неприспособленные к жизни люди и поступают. А адаптация после тюрьмы у мужчин проходит не всегда легко.

Как устроить жизнь людей после тюрьмы? Психика после тюрьмы. Работа после тюрьмы.

Правила поведения и режим в тюрьме вполне способствуют тому, чтобы и на воле человек соблюдал какой-то постоянный график или жил по расписанию. Проблема только в том, что он не сам это расписание составлял и не сам организовал себе значимую для него (референтную) группу. Поэтому, помогите ему конкретно в этом.

Где искать референтную группу и как занять выходные? Рабочие дни, понятное дело, должны быть заняты работой или учебой. Это и станет его референтной группой. Вам просто нужно узнать какую работу он выполняет в тюрьме, что ему нравится и посмотреть в СМИ вакансии по этим видам работ. Если это окажется проблематично, то посмотрите близкие к его пониманию и интересам специальности (так же в СМИ), по которым готовят в вашей местности на курсах или заочно.

Когда вы найдёте несколько вариантов подходящих работ и групп обучения, посмотрите, что там за коллектив и учителя. Желательно, чтобы курсы были не менее 3х месяцев и с последующим трудоустройством. Делайте всё это обязательно с «А», либо постоянно с ним советуйтесь. Когда определитесь с выбором, тогда уже совместно и составите ему расписание рабочих дней.

Выходные, хотя бы примерно, тоже должны быть расписаны. Например:
— 10-00 завтрак
— 11 до 12 пробежка
— 13 до 14 чтение (Библия, классика, психология)
— 14-00 обед
— 15-00 группа реабилитации.

В воскресенье примерно то же самое, только найдите какой-нибудь творческий бесплатный кружок и группу реабилитации. Посмотрите в вашем городе психологические реабилитационные центры, объединения, развивающие группы и т.д. Всё, что связано с социальной поддержкой и где работают психологи. Он должен туда какое-то время походить. Информацию поищите в интернете, там об этом должно быть. Также подберите ему занятие по интересам для самореализации. Сейчас существуют различные школы, где учат рисовать, делать что-то своими руками, укрепить тело и здоровье: школа креатива; школа танца, йоги, досуга и т.п..; мастер-классы по хенд-мейду, дизайну и прочим вещам. Узнайте, что его интересует больше.

Итак, вы совместно с «А» составили расписание и теперь его нужно отнести «С». Делать это тоже нужно обязательно совместно с «А». Более того, «А» обязательно должен будет сказать «С», что он тоже заинтересован в его благополучии, что его дальнейшая судьба ему небезразлична, и что он обязательно вместе с вами будет интересоваться его дальнейшей жизнью, успехами и т.п. Только в этом случае у «С» ослабнет состояние безысходности. Он будет надеяться, что у него есть 2 друга, а семейную жизнь он еще сможет устроить и найдет чем заняться после тюрьмы.

В противном случае состояние безысходности и отчаяния может довести до убийства себя или другого (того, кто препятствует, на его взгляд, его нормальной жизни). Поэтому тема убийства в устах «С» вполне обоснованна. Именно отчаявшиеся люди, кому уже нечего терять, могут решиться свести счеты с жизнью — своей или чужой, зависит от обстоятельств. И мне часто приходилось встречать людей, которые удивлялись: «Как такой человек мог убить? Он, ведь мухи не способен обидеть!». Это распространенные заблуждения. Дело тут вообще не в способности обижать…

ЧТО ДЕЛАТЬ СРАЗУ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ. АДАПТАЦИЯ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ.

Итак, жизнь после тюрьмы:

  • структурирование жизни «С» после его освобождения это ваша задача номер 1,
  • Преподнесение ему его схемы ближайших действий и распорядка дня — задача 2;
  • Участие в вышеописанных действиях «А» и ваши совместные уверения «С» в том, что с ним будете держать связь оба — это 3. (Первое время — около полугода — действительно придется контролировать. Желательно поначалу ходить с ним на мероприятия, а потом показать, что у вас другие интересы и своя жизнь).

Нарушение любого пункта приведет к продолжению участия в треугольнике Карпмана. «С» будет постоянно «Жертвой», а вы его «спасителем»; вы же будете вечной «Жертвой» для «А», а он вашим «Спасителем». «С» постоянно будет подсознательно прибегать к технике ухода от проблем, стараясь снова попасть в тюрьму, а оттуда требовать к себе внимания… И эти изматывающие манипуляции друг другом никогда не прекратятся.

Важен надзор после тюрьмы и помощь, чтобы расписать ему практически каждый его шаг. Обратите внимание, что в тюрьме он привык к директивному методу руководства, а выбирать что делать и принимать собственные решения ему крайне сложно. Поэтому на первых порах придется вот так всё расписывать, и предъявлять как требования после освобождения тюрьмы . «А, иначе», скажите — «мы ни за что не ручаемся и помочь тебе не сможем». В дальнейшем, необходимо убедить человека, что меняющимися обстоятельствами он может справляться сам, ведь делают же это другие люди. Показывайте ему, что работа после тюрьмы есть, главное быть готовым, поначалу, на любую работу; жизнь после тюрьмы есть, главное не зацикливаться на прошлом, а идти вперед. И друзья после тюрьмы, тоже могут быть, главное показать, что ты ответственный человек и на тебя можно положиться.

Успехов вам. Спасибо, что вы желаете помогать людям.

Люди после тюрьмы не умирают, если знают, что делать и если им помогают близкие. Учитесь смотреть на жизнь позитивно . Это тоже помогает жить и выживать. Найдите себя, смысл в жизни и Создателя!

На начало 2018 года в местах лишения свободы находится почти полмиллиона россиян, еще 100 тысяч сидит в следственных изоляторах.

Только за первое полугодие 2017 года (последний период, за который есть официальные данные) российские суды приговорили к реальным срокам больше 90 тысяч человек, сроки больше 5 лет получили почти 16 тысяч россиян. Согласно статистике рецидивов, больше половины из них вернутся к криминалу после освобождения и снова попадут в колонию. Во ФСИН признают, что зачастую это происходит из-за того, что люди не могут адаптироваться к жизни на свободе и сами стремятся вернуться.

Помогает ли государство россиянам после освобождения, какие представления о заключении являются мифами и почему люди скучают по колонии на воле — в монологах петербуржцев, каждый из которых отсидел от 10 лет.

Вадим

Безработный. Провел в колонии 12 лет, освободился в 2017 году

— Это были 90-е годы, я просто попал под них. Тогда все жили как могли. Хорошо еще, что живым остался, потому что в криминал попал еще до совершеннолетия. Я не учился, а вместо этого вместе с друзьями грабил финнов. Они сами к нам приезжали, полгорода финнов было — ходи да воруй.

Первый раз меня посадили в 2000 году, мне было 23 года. У нас с женой родился ребенок, его нужно было как-то обеспечивать, и я продолжал воровать. Мне дали три года за попытку кражи, но отсидел я только два — из-за поправок в законе срок скостили на 11 месяцев. Освободился 8 января 2003 года, сразу после праздников. Попытался наладить жизнь, устроиться на работу. Но меня никуда не брали, только на временные подработки. Плюс, пока сидел, от меня ушла жена. В итоге в 2006 году я сел опять. За два эпизода краж и один грабеж получил 5,5 лет. Увезли на Север — в Мурманск.

Пока сидел на строгом режиме, у меня появилась заочница (девушка, с которой заключенный знакомится по переписке — прим. « Бумаги»). Она ездила ко мне на свидания, потом стала официальной женой — расписались мы в колонии. 31 августа 2011 года я вышел на свободу прямо из комнаты длительных свиданий. Поехал к жене; она местная была, из Мурманской области. Приехал и узнал, что у нее есть дочь. На следующий день после освобождения, 1 сентября, мы вдвоем отвели ее на линейку, всё было в порядке. Я пытался что-то решить с работой, но в итоге вляпался в одну историю: 10 января 2013 года меня осудили за хранение наркотиков. Дали четыре года и посадили в тот же лагерь, где сидел раньше. Последний раз освободился 10 января 2017 года и сразу уехал оттуда домой, в Петербург. С женой развелся.

Читайте также:  Парковка возле салона красоты фото

В этом году всё повторилось еще раз. Государство, как и раньше, никак не помогло мне после освобождения. Купили билет до Питера и дали какую-то мелочь — реально железную мелочь, кажется, 27 рублей. Это в качестве моей недополученной зарплаты за работу на зоне. И живи как хочешь на эти 27 рублей.

На зоне я получил две профессии, два диплома: электромонтажника и автомеханика. Но это никак не помогает при поиске работы. Судимость очень мешает. Приходишь куда-нибудь устраиваться на работу, разговариваешь с человеком, всё хорошо, а потом говоришь, что у тебя судимость, и всё: «Мест нет, извините». Не берут даже на самые простые места — например, электрика. Боятся, наверно. А обманывать и не говорить о тюрьме не вариант. Если скроешь судимость, тебя просто уволят и заработанные деньги никто не заплатит. Я и через центр занятости пробовал, но всё то же самое; даже в ЖЭК не берут.

Я уже год на воле и никак не могу никуда устроиться. Сам не понимаю, как жив еще. Перебиваюсь как-то. То друзья помогут, то на один раз выйду куда-то подработать — например, грузчиком. Загрузили, деньги получили и всё. Но этого не хватает. Надо же за квартиру платить, на жопу что-то надеть, поесть. Караул, в такие рамки загоняют — не знаешь, что и думать. В социальной службе сказали, что никаких пособий мне не положено, но могут выдать какой-то набор продуктов. Набор продуктов! Хоть какие-то копейки бы давали на первое время. А в таких условиях, конечно, задумаешься о том, чтобы вернуться на тропу.

Кроме проблем с работой есть еще одна большая трудность: я не могу привыкнуть к разговорам на воле. Понимаете, на воле люди разговаривают не нормально. Слишком вольно, оскорбляют кого-то, не думают о последствиях. В тюрьме так нельзя, там за каждое слово нужно отвечать. Это сложно объяснить; чтобы понять это, нужно побывать в тюрьме. При этом в общении со мной у людей никаких проблем нет. Ну пока они не знают, что я сидел. Сразу после этого начинают шарахаться, как от черта.

В остальном у меня нет проблем с внешним миром, быстро адаптируюсь. Плюс лично я оба срока строгого режима провел с телефоном, хотя это не везде возможно. В нашей зоне можно было круглыми сутками сидеть в интернете. Но есть зоны, где все пишут домой письма — и на этом всё. А с телефоном можно и жену быстро себе найти, и передачу собрать. Дозвониться до знакомых, попросить денег на жизнь. В общем, жить можно — правда, в таких учреждениях всё начальство ворует по-черному. Но зато закрывают глаза на телефоны — и зэки в свою очередь тоже молчат.

Поэтому полностью я от мира не был отрезан, мы смотрели тот же баттл-рэп, новые фильмы и так далее. Конечно, сейчас приходится к чему-то привыкать, к новым технологиям, но пока всё идет хорошо. Я быстро адаптируюсь, тем более к тому, что стало лучше, чем раньше.

Зона всех меняет, но по-разному: это зависит от того, как ты жил в тюрьме. Мне еще предстоит понять, как она изменила меня. Пока надеюсь, что никак. Но уже заметил: то, что зэков тянет обратно (то, о чем много говорят), действительно есть. Обратно хочется, потому что знаешь, как там нужно жить, там у тебя всё есть, а здесь ничего. Хоть волком вой.

Я не понимаю, почему государство так поступает. Ведь ясно же, что сидевшие выходят с уже нарушенной психикой, но у нас нет никаких реально работающих центров реабилитации. Россия, одним словом. Хотя у нас полстраны судимые — и уж [государство] могло бы что-то придумать. Но нет. Складывается впечатление, что всё наоборот: делают всё, чтобы человек, выйдя из тюрьмы, опять пошел на преступление и сел.

Конечно, среди заключенных есть те, кто быстро вернулся к нормальной жизни. Им помогают родственники, сразу по блату на работу берут. Но мне, например, некому помочь. Cейчас поддерживаю связь с теми, с кем сидел. Многие в такой же ситуации. Я там провел очень много времени и общаюсь со всеми. Но, честно, очень хочу оборвать эти связи; не хочу вообще никого видеть из той жизни. Чтобы не вспоминать.

Руслан

Водитель. Провел в колонии около 10 лет, на свободе 5 лет

— Я трижды был в тюрьме: грабежи, кражи, порча имущества, угон. После первого раза провел на свободе всего пару месяцев, потом чуть больше, но каждый раз не больше полугода — и снова на этап. Человек боится тюрьмы, только не побывав там. Отбыв наказание, понимаешь, что это совсем не страшно. Да и привыкаешь. Там ты в родной стихии, поэтому тянет вернуться, ведь тебя оторвали от того, к чему привык. К режиму, содержанию; там все свои. Поэтому повторный рецидив очень большой. Сидят одни и те же — снова и снова. На общем режиме, на строгом, в разных лагерях — не важно.

Человек погружается в тюрьму постепенно. Сначала попадает в ИВС, СИЗО (изолятор временного содержания и следственный изолятор соответственно — прим. «Бумаги»). Там почти не общаются на фене или используют слова, которые и так привычны в обиходе: палево, мусора и так далее. Наоборот, общение обычно очень вежливое и непринужденное. Человек начинает присматриваться к окружающим и окружающему, пытается не депрессировать, не загоняться. Со временем тюремная культура общения плотно входит в обиход, человек ко всему привыкает. Но всё равно все стараются придерживаться общечеловеческих понятий, как и на свободе.

Я даже некоторые вещи положительные вынес из тюрьмы. Умнее стал, хитрее, общительнее. Вообще, позитив в тюрьме складывается из мелочей. Свидания, общение с противоположным полом, передачи, медперсонал.

По сути, многое о том, что люди знают о тюрьме, — это стереотипы, художественный вымысел. Жути нагнали, короче. Якобы там только по фене разговаривают и иначе не умеют. Кто-то думает, что в тюрьме процветает гомосексуализм, — мимо. То, что зэки лишены неких благ цивилизации, тоже. Там бывает и мобильная связь, и алкоголь, и наркотики. Еще мифы: все любят чифирь и шансон. Я вот шансон терпеть не могу, мне лучше клубняк или хаус.

Еще из полувымыслов — то, что сотрудники ИК (исправительной колонии — прим. «Бумаги») просто так издеваются над зэками. Это не совсем так. Зачем им тебя бить просто так? Действуют строго и по внутреннему распорядку. Даже если ты что-то нарушаешь, то зачем им тебя бить? Просто закроют в изолятор и всё. Но, конечно, иногда бьют. То, что ровно на бумаге, не всегда так на практике. Но всё равно я не считаю, что тюрьма исправляет людей. Это всего лишь заключение, изоляция от свободы.

Адаптации к воле после освобождения как таковой и не нужно. Человек ведь всё это время не в яме провел. В местах заключения есть и общение, и книги, и телефоны, интернет, телевидение и так далее. Человек не оторван от социума. Но когда освобождаешься, в первый день глаза, конечно, разбегаются. Ведь ты годы провел там, где нет такого количества машин и женщин. Для тебя сначала всё немного дико. Да и прогресс не стоит на месте — возможно, в колонии ты пользовался не таким телефоном, как сейчас у всех. Но основы не меняются: ты не встречаешь марсиан на улице после освобождения. Что может кардинально измениться за 10 лет? Ничего.

Читайте также:  Как долго прикрепляют к поликлинике

Действительно трудно привыкнуть к самой свободе — понять, что ты свободен. Но это первый день, может, первую неделю. Отвыкнуть от режима и повседневных занятий. Образно говоря, ты как щенок, у которого отобрали миску. Но с этим быстро справляешься. Труднее понять: нужна ли тебе свобода, зачем она тебе. В этом есть некий парадокс. Ты годами ждешь золотой свободы, а потом — уже на воле — утрачиваешь ее ценность, потому что не знаешь, что с ней делать.

Устроиться на работу довольно трудно, но сейчас много кто в частном секторе не смотрит на судимости. Было бы желание и специальность, в которой ты понимаешь. Легко берут на трудовые профессии вроде грузчика, разнорабочего. Да и при трудоустройстве порой необязательно упоминать о своих судимостях, если наколки не открыты и явно не говорят о том, что ты зэк. Плюс отказ в трудоустройстве по причине судимости — скользкая тема. Можно ведь и в суд подать на работодателя. Тут ситуация такая же, как с ВИЧ-инфицированными: им тоже часто необоснованно отказывают, если узнают.

Лично я 5 лет назад, после освобождения, начинал с того, что снег кидал, работал установщиком окон. О судимости не упоминал, а на лице у меня о тюрьме не написано. Тут, главное, желание: согласен ли ты выполнять такую работу. Постепенно я поднимался, сейчас работаю в сфере грузоперевозок в крупной фирме. Тружусь дальнобойщиком, иной раз вожу грузы на миллионы рублей — и всё в порядке.

В личном общении с малознакомыми людьми стараюсь избегать разговоров о тюрьме. Это мало кто понимает, да и есть много других вещей, о которых можно поговорить, если человек всесторонне развит. Но всё равно у меня почти все друзья тамошние. Либо сели по новой, либо еще не освободились, либо, наоборот, только вышли. Просто как-то так сложилось. Например, у меня недавно одноклассник — весь положительный, никогда на него не подумаешь — попал в тюрьму.

Конечно, после тюрьмы к нормальной жизни возвращаются немногие. Сам я сегодня на воле уже пять лет. Наверно, во мне что-то щелкнуло и изменилось, но сам не знаю, что и как будет завтра. Тяги назад, конечно, нет, но есть некое понимание: не зарекайся. Иногда тянет на приключения. Ведь бывает же такое, что у людей всё хорошо, а они одним взмахом всё перечеркивают — и снова там. Считаю, что есть некая зависимость от тюрьмы, привычка; и многие садятся вновь, просто чтобы не решать проблем на воле. В целом, если в голове дребедень, то ничто тебя на воле не удержит. Ни работа, ни любимая жена, ничего.

На данный момент для себя я вывел, что после выхода из тюрьмы, чтобы не вернуться, нужно выполнять несколько вещей. Не злоупотреблять алкоголем, не наркоманить, порой полезно поговорить с собой и анализировать свои поступки. Обязательно нужно к чему-то стремиться. К тому, чего ты действительно хочешь. Не искушаться легкими деньгами, которые быстро потратишь. Короче, составить некий кратковременный план и по нему жить. Довольствоваться тем, что есть, ведь могло быть и хуже. Обязательно помнить: хоть тебя уже и не пугает тюрьма как таковая, времени срока не вернешь. Наверно, нужно стараться не нарушать закон, уголовный кодекс, ведь всё равно рано или поздно попадешься. Короче, нужно понимать и помнить, что ты полноправный член общества, а не зэк!

Андрей

Безработный. В колонии провел больше 9 лет, на свободе один месяц

— В тюрьму я попал довольно поздно — в 30 лет. Отучился в школе, потом сразу пошел на производство, где получал профессию. Стал слесарем, работал, но потом подсел на наркотики. А они нормально жить не дают. В итоге начал воровать. Я жил этим; конечно, иногда работал, но потом снова срывался.

Первый раз мне дали за кражу 6 лет, но я отсидел четыре и вышел по УДО. Всё это время меня на воле ждала семья: жена и маленькая дочь. Вернулся к ним, но ненадолго — всего на два года. Снова наркотики, начал воровать. Снова посадили, дали 5,5 лет. Жена опять осталась ждать и дождалась — спасибо ей большое; таких, как она, еще поискать.

Второй раз освободился месяц назад, в январе. Давно не употребляю, поэтому в этот раз легче. Сейчас пытаюсь найти работу, но пока безрезультатно. Из-за судимостей предлагают только то, за что нормальные люди не берутся. А мне семью кормить надо. Сами посчитайте: я освободился с заменой наказания на исправительно-трудовые работы и теперь должен перечислять государству 15 % своей зарплаты. А мне предлагают пойти дворником за 15–18 тыся. И как семья из трех человек может выжить на 10 тысяч рублей?

Буквально на днях обращался в службу социальной помощи. Мне сказали, что никаких пособий или программ помощи мне не положено, но пообещали, что в марте будут талоны на еду. Когда я спросил, что мне кушать до марта, в этой службе затруднились ответить.

Содержание статьи

  • Как вернуться к нормальной жизни после отсидки
  • Как живут заключенные
  • Как начать жить заново после потерь

Большая часть общества считает, что вернуться к прежней жизни бывшему заключенному практически невозможно. Работодатели, друзья и даже родственники малодушно отворачиваются от такого человека. Однако психологи уверены – вести нормальную полноценную жизнь после тюремного заключения может каждый. Конечно, если сам того захочет.

Поведение в первое время после выхода из тюрьмы

В первое время после освобождения человек по инерции живет по тюремному режиму, оставаясь черствым и бесчувственным. Именно в это время, по мнению психологов, нужно найти хотя бы какую-нибудь работу, пусть даже и низкооплачиваемую. Данная мера позволит выжить и немного отдышаться и оглядеться после отсидки.

Немного позднее нужно найти людей, которым можно помогать, которым гораздо хуже, чем вам. Это могут быть пожилые люди, инвалиды, бедные или неадаптированные к жизни люди. Сначала помощь будет просто механической, бесчувственной, но со временем произойдет пробуждение способности к сопереживанию и участию. Психологи уверены, что от бесчувственности, заработанной в тюрьме, можно избавиться, крайне важно это сделать как можно скорее.

От эмоциональной заторможенности тоже придется избавляться. Специалисты рекомендуют давать волю всем своим эмоциям, конечно, если они не вредят окружающим. Если хочется плакать – плачьте, хочется кричать – кричите. Выплесните то, что накопилось.

Социальная адаптация после выхода из тюрьмы

Многие работодатели не желают брать на работу людей, имевших судимость. Но бывшим заключенным не стоит вешать нос. Возможно, придется начинать новую жизнь с небольших заработков, с непрестижной работы. Главное – верить, что при желании в будущем все изменится. Кроме того, общение с новыми людьми дает новые связи, а значит, и новые возможности, которые можно использовать себе во благо.

Психологи считают, что в первое время после выхода из тюрьмы благотворное влияние на бывшего заключенного оказывает новая влюбленность. Новое свежее чувство окрыляет, настраивает на позитивный лад, поддерживает в минуты отчаяния и не дает ступить на криминальный путь. Поэтому влюбленность встречайте распростертыми объятиями, потому что она поможет начать вам новую жизнь.

Как можно больше участвуйте в жизни общества, это поможет вам почувствовать себя нужным и полезным, считают специалисты. Можно отправиться на городской субботник, помочь посадить деревья, записаться в волонтеры – возможностей масса! Главное – не опускать руки, не скатываться в пропасть криминала и нести ответственность за свои поступки.

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector