Должности в благотворительном фонде

— Руководство фонда

— Устав фонда

6. Структура управления и должностные лица Фонда

6.1. Органы управления и должностные лица Фонда:

a. Совет Фонда.

b. Президент Фонда (смотри ниже пункт 6.3.).

c. Первый Вице-президент (смотри ниже пункт 6.4.).

d. Вице-президенты Фонда (смотри ниже пункт 6.5.).

e. Исполнительные директоры Фонда (смотри ниже пункт 6.6.).

f. Главный бухгалтер Фонда (смотри ниже пункт 6.7.).

g. Сотрудники фонда (смотри ниже пункт 6.8.).

Президент, Первый Вице-президент и Главный бухгалтер Фонда – должности постоянные и обязательные. Функциональные обязанности Президента и Первого Вице-президента Фонда определяет настоящий Устав. Функциональные обязанности Главного бухгалтера определяются в штатном расписании Фонда.

Лица, исполняющие различные должностные обязанности в Фонде, могут занимать свои должности добровольно на безвозмездной основе, или быть наняты Фондом на работу на возмездной основе, решение этого вопроса находится в компетенции Совета Фонда.

6.2. Высшим и постоянно действующим органом управления Фонда является Совет Фонда, членами Совета Фонда являются все учредители Фонда.

В компетенцию Совета Фонда входят все вопросы, связанные с деятельностью Фонда, к его исключительной компетенции относятся:

a. Внесение изменений и дополнений в Устав.

b. Решение о реорганизации и ликвидации Фонда.

c.
Избрание Президента Фонда, назначение Первого Вице-президента, Вице-президентов, Главного бухгалтера и Исполнительных директоров Фонда.

d.
Принятие решений о вступлении Фонда в договорные, кредитные и иные обязательства.

e.
Утверждение рабочих планов Фонда. Утверждение проектов, программ, мероприятий и иной деятельности, осуществляемых Фондом.

f.
Формирование Попечительского совета Фонда. Составление и утверждение Положения о деятельности Попечительского совета Фонда.

g.
Формирование Ревизионной комиссии Фонда. Составление и утверждение Положения о деятельности Ревизионной комиссии Фонда. При этом состав Ревизионной комиссии и Положение о ее деятельности должны быть одобрены Попечительским советом Фонда.

h.
Утверждение бухгалтерской и иной отчетной документации.

i.
Утверждение размеров регулярных ежегодных взносов учредителей Фонда. Совет Фонда собирается по мере необходимости, но не реже одного раза в месяц.

Также заседание Совета Фонда может быть созвано по письменному требованию не менее трети от общего числа учредителей, по требованию Попечительского совета и по требованию Ревизионной комиссии Фонда.

В первом квартале нового года Совет Фонда проводит обязательное заседание по итогам истекшего отчетного года.
На заседаниях Совета Фонда ведется протокол заседания, который подшивается в отдельную папку. Копии таковых протоколов Совет Фонда ежеквартально (в течении первых десяти дней квартала, следующего за истекшим отчетным кварталом) направляет в Попечительский совет Фонда.

Все решения Совета Фонда принимаются простым большинством голосов, кроме решений об изменении и дополнении в Устав, о ликвидации или реорганизации Фонда, об избрании Президента Фонда, назначение Первого Вице-президента, Вице-президентов, Главного бух-галтера и Исполнительных директоров Фонда, когда требуется большинство голосов в две трети от числа всех учредителей Фонда.

Заседание Совета Фонда полномочно, когда на нем присутствует не менее двух третей от числа всех учредителей Фонда.

6.3. Президент Фонда:

Президент Фонда – постоянная и обязательная должность, – избирается Советом Фонда из числа его учредителей. Срок полномочий Президента – пять лет, после истечения срока полномочий Совет учредителей в течении трех месяцев обязан провести выборы нового Президента. Каждый из учредителей может быть избран на должность Президента Фонда неограниченное число раз.

В полномочия Президента входит следующее:

a. Председательствует на заседаниях Совета Фонда.

b. Созывает заседания Совета Фонда.

c. Представляет Фонд без доверенности в отношениях с государственными и муниципальными органами, в отношениях со сторонними физическими и юридическими лицами.

d. На основании решений принятых Советом Фонда подписывает от имени Фонда договоры и соглашения.

e. В промежутках между заседаниями Совета Фонда осуществляет оперативное руководство проектами, программами, мероприятиями, инициативами и иной деятельностью Фонда, оперативно руководит деятельностью Первого Вице-президента, Вице-президентов, Исполнительных директоров, Главного бухгалтера и подчиненных им сотрудников, для чего может издавать приказы и распоряжения.

f. Назначает проверки осуществляемые Ревизионной комиссией Фонда.

g. На основании утвержденного Советом Фонда штатного расписания назначает сотрудников Фонда. Кроме должностей Первого Вице-президента, Вице-президентов, Исполнительных директоров и
Главного бухгалтера Фонда, которые назначаются решением Совета Фонда.

h. На основании решений Совета Фонда выдает должностным лицам Фонда необходимые доверенности.

Деятельность президента Фонда полностью подотчетна Совету Фонда. Работа Прези-дента Фонда руководствуется решениями Совета Фонда и настоящим Уставом.

6.4. Первый Вице-президент Фонда:

Первый Вице-президент Фонда – постоянная и обязательная должность, – назначается Со-ветом Фонда. Первый Вице-президент может быть назначен как из числа учредителей Фонда, так и из числа лиц не являющихся учредителями Фонда. Срок полномочий Перво-го Вице-президента – пять лет, после истечения срока полномочий Совет Фонда в течении трех месяцев обязан провести назначение нового Первого Вице-президента.

Основной должностной функцией Первого Вице-президента является во время временного отсутствия или временной нетрудоспособности Президента Фонда исполнять его обязанности указанные в пунктах 6.3.c, 6.3.d, 6.3.e, 6.3.f, 6.3.g и 6.3.h настоящего Устава. Для этих целей Президент Фонда или Совет Фонда издает приказ, оповещающий, что во время временного отсутствия или временной нетрудоспособности Президента Фонда Первый Вице-президент исполняет обязанности Президента. Таковой приказ должен сообщать по какой причине отсутствует Президент Фонда, и содержать ин-формацию о датах начала и окончания действия приказа.

В то время, когда Президент Фонда исполняет свои обязанности, обязанности изложенные в пунктах 6.3.c, 6.3.d, 6.3.e, 6.3.f, 6.3.g и 6.3.h настоящего Устава на Первого Вице-президента не распространяются. При этом Совет Фонда и Президент Фонда могут поручать Первому Вице-президенту отдельные поручения.

Совет Фонда также может поручить Первому Вице-президенту руководство над отдельными направлениями деятельности Фонда, в таком случае на Первого Вице-президента будут распространяться обязанности вмененные пунктом 6.5. настоящего Устава Вице-президентам Фонда.

Деятельность Первого Вице-президента Фонда полностью подотчетна Совету Фонда и Президенту Фонда. Работа Первого Вице-президента Фонда руководствуется настоящим Уставом, решениями Совета Фонда, а также распоряжениями и приказами Президента Фонда.

6.5. Вице-президенты Фонда:

Вице-президенты Фонда – назначаются Советом Фонда по мере необходимости для оперативного руководства отдельными направлениями деятельности Фонда.

Читайте также:  Что нельзя писать в письмах в сизо

Количество Вице-президентов, а также их функциональные обязанности определяются Советом Фонда в штатном расписании Фонда. По решению Совета Фонда Президент Фонда выдает Вице-президентам доверенности для исполнения ими вмененных им полномочий.

В своей работе Вице-президенты подотчетны Президенту Фонда, обязаны исполнять решения Совета Фонда, указы и распоряжения Президента Фонда.

6.6. Исполнительные директоры Фонда:

Исполнительные директоры Фонда – назначаются Советом Фонда по мере необходимости для оперативного руководства отдельными проектами, программами и меро-приятиями Фонда.

Количество Исполнительных директоров, а также их функциональные обязанности определяются Советом Фонда в штатном расписании Фонда. По решению Совета Фонда Президент Фонда выдает Исполнительным директорам доверенности для исполнения ими вмененных им полномочий.

В своей работе Исполнительные директоры подчиняются Президенту Фонда, обязаны исполнять решения Совета Фонда, указы и распоряжения Президента Фонда.

6.7. Главный бухгалтер Фонда:

Главный бухгалтер Фонда – постоянная и обязательная должность, – назначается Сове-том Фонда, его функциональные обязанности определяются в штатном расписании, утверждаемом Советом Фонда.

В своей работе Главный бухгалтер подчиняется Президенту Фонда, обязан исполнять решения Совета Фонда, указы и распоряжения Президента Фонда.

6.8. Сотрудники фонда:

Количество штатных единиц и функциональные обязанности сотрудников Фонда, – специалистов, советников, экспертов, консультантов и т.д., – определяется в штатном расписании, утверждаемом Советом Фонда.

Мы привыкли думать о благотворительных фондах как об организациях, которые помогают тем, кто уязвим: больным детям, сиротам, пожилым людям. Предполагается, что почти всю работу в фондах делают волонтеры. Однако любая волонтерская группа, когда у нее становится слишком много подопечных и слишком много задач, перестает справляться с работой только за счет добровольного труда. Тогда группа регистрирует юридическое лицо и начинает нанимать персонал. И становится работодателем.

Между тем, в рейтингах работодателей, да и просто в публикациях о работе с персоналом, упоминаний о благотворительных фондах не встретишь. Соискатели вакансий редко думают о трудоустройстве в фонды. Да и сами фонды, в подавляющем большинстве, еще не осознают себя в этой роли.

Наш фонд «Подари жизнь», наверное, одним из первых стал заниматься развитием потенциала своих сотрудников. И мы можем рассказать, в чем специфика работы в благотворительном секторе вообще и в нашем фонде, в частности. Речь идет о фандрайзинговых фондах, существующих на массовые пожертвования. О корпоративных фондах и частных фондах мы сейчас не говорим.

Что такое должность в благотворительном фонде? Создаваясь на волне энтузиазма и желания помогать, фонды растут и развиваются часто без четко продуманного плана, нанимая все новых и новых людей под конкретные задачи, без четко прописанных планов и должностных инструкций. За счет того, что в фондах зачастую очень мало сотрудников, функционал каждой позиции часто бывает очень широким и не укладывается в стандарты, принятые в коммерческих организациях.

Например, ивент-менеджер фонда может также выполнять обязанности менеджера по связям с общественностью, юрист — работать заодно и GR-специалистом, а еще каждый сотрудник фонда должен быть немного фандрайзером и чуть-чуть психологом.

Размытость должностных границ создает определенные сложности, но одновременно позволяет приобрести новые компетенции.

«Работа в благотворительном фонде помогает расти профессионально. Количество задач огромное, требуется самоорганизованность и контроль, умение работать в кризисных ситуациях», — отмечает Евгений Глаголев, сотрудник фонда «Вера». Однако по мере развития организации должностные инструкции становятся четкими, а работа — более упорядоченной.

Еще одна особенность состоит в том, что выучиться для работы в благотворительном фонде на должности, например, фандрайзера, специалиста по работе с волонтерами или больничного координатора невозможно ни в одном учебном заведении страны. Еще недавно и в западных странах негде было получить профильное образование. Но теперь фандрайзингу, например, можно учиться в США. В России эту и другие специальности можно освоить, только работая в некоммерческом секторе. В «Подари жизнь» мы понимаем, что обучения только в процессе работы недостаточно и поэтому находим возможности направлять наших сотрудников на международные конференции или на тренинги внутри России, которые могут помочь развить необходимые компетенции. Тратить деньги на обучение персонала фонды, как правило, не могут, поэтому постоянно ищут партнеров, которые могли бы предоставить для их сотрудников места на образовательных мероприятиях.

Основная мотивация, которая приводит соискателя вакансии на работу в фонд, — желание помогать, делать что-то хорошее и полезное. Сохранить эту мотивацию на долгие годы получается не всегда.

Бухгалтеру, например, сложно почувствовать свою вовлеченность в благородное дело, ведь на рабочем месте он чаще видит платежки и проводки, чем тех, кому он помогает. У тех, кто работает непосредственно с подопечными, желание помогать иногда затмевается масштабами горя, с которым приходится работать. В этой ситуации очень важно, чтобы коллеги и руководитель помогали не потерять из виду цель работы и те достижения, которых общими усилиями добивается фонд. Если это удается, то ощущение причастности к правильному и благородному делу поддерживает персонал. Моя коллега по фонду Елена Цеплик говорит: «Ты работаешь на конкретную цель, на ощутимый, измеряемый и реально нужный результат. Это не просто удерживает, а вдохновляет».

Еще один мотиватор — вызов, желание попробовать что-то новое и решить те задачи, которые до вас еще никто не решал.

Я сама пришла в благотворительность, потому что хотела решить проблему дефицита донорской крови в одной больнице. У меня получилось. Но работа в выбранной сфере каждый день ставит новые интересные задачи.

Но, конечно, фонд не может удержать сотрудника одной только нацеленностью на результат. Нужна зарплата. Зарплаты в фондах, как правило, ниже, чем на аналогичных должностях в коммерческих организациях. Фонды существуют на благотворительные пожертвования самых разных, часто очень небогатых людей. И благотворители обычно хотят, чтобы деньги в максимальном объеме дошли до подопечных фонда. По закону фонды имеют право тратить на административные расходы, в том числе и на заработную плату персонала, до 20% от всех поступающих пожертвований. На практике наш фонд тратит значительно меньше этой доли. Мы стараемся поддерживать конкурентный в рамках некоммерческого сектора уровень заработных плат, но, конечно, проигрываем коммерческим организациям. По этой причине фондам сложно конкурировать с бизнесом за специалистов, но бывают счастливые исключения. В ряде случаев удается найти благотворителя, готового оплачивать высокую зарплату конкретному специалисту фонда (как правило, управленцу высокого уровня).

В западных фондах зарплаты персонала тоже обычно ниже, чем в бизнесе. Но в США и в Европе на руководящие должности в фондах часто приходят бывшие топ-менеджеры компаний, завершившие карьеру, которые имеют колоссальный опыт и возможность работать уже не ради денег, а за идею. В России мне такие случаи, к сожалению, не известны.

Читайте также:  Коммерческая тайна договор поставки

Мы понимаем, что невысокая заработная плата может оттолкнуть от нас многих профессионалов.

Поэтому мы привлекаем благотворителей, помогающих нам предоставлять сотрудникам очень неплохой соцпакет, который может посоперничать наполнением с некоторыми госструктурами. Также плюсом работы в фонде является огромное количество контактов и связей в самых разных сферах бизнеса, искусства, спорта и т.д.

Объем работы, которую должен выполнять сотрудник любого фонда, большой. Приходится задерживаться на работе по вечерам или работать в выходные. Однако работодатели лояльно относятся к человеческим потребностям сотрудников: можно иногда прийти на работу с ребенком или отпроситься с работы для решения домашних проблем.

Отношения в коллективах обычно почти семейные. И очень дружеские. Размолвки, конечно, бывают. Но никто никого не подставляет и не подсиживает. В фондах нет конкуренции за бонусы или за должности. Всегда можно получить совет и поддержку от коллег.

Возможности карьерного роста внутри растущих фондов, как правило, есть. В «Подари жизнь» многие нынешние руководители направлений выросли из волонтеров фонда, начав с рядовых позиций. Опыт работы в крупном профессиональном фонде позволяет стать экспертом в своей области и обеспечивает специалисту востребованность со стороны других организаций внутри сектора. Для работодателей извне запись в резюме о работе в благотворительном фонде будет являться, скорее всего, нейтральной.

Способность сотрудника фонда работать в режиме «человека-оркестра» делает его просто находкой для небольшого стартапа.

Также выходцы из фондов бывают востребованы в отделах благотворительности и КСО и на других позициях в компаниях. Начальник отдела маркетинга и рекламы химического холдинга (в прошлом сотрудник «Отказников») Мария Доброславская считает: «Опыт, приобретенный в благотворительности, очень помогает в работе. Вот это самое гиперобщение с самыми разными людьми развивает такие навыки, которым эффективных менеджеров учат на специальных курсах».

Одним словом, на рынке труда появился новый тип работодателя — благотворительный фонд. Это растущий сектор, экстремально заинтересованный профессиональных и компетентных сотрудниках. Потенциальным работникам следует присмотреться к открывающимся возможностям.

Электронный журнал о благотворительности

Недавно в третьем секторе развернулась большая дискуссия: стоит или нет раскрывать зарплаты руководителей и сотрудников некоммерческих организаций. Поводом стала презентация исследования «Административные расходы НКО, или должны ли сотрудники фондов получать зарплату», которое провели Фонд «Нужна помощь» и компания «Делойт» при партнерской поддержке Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ и Левада-центра. Мнения, как это часто бывает, разделились. Некоторые НКО почти сразу раскрыли данные о зарплатах. Первым стал глава благотворительной организации помощи бездомным «Ночлежка» из Санкт-Петербурга Григорий Свердлин.

«Филантроп» спросил мнения коллег и руководителей НКО о том, есть ли смысл всем раскрывать свои зарплаты и почему.

Григорий Свердлин, директор благотворительной организации «Ночлежка»:

«Ночлежка» всегда старалась быть открытой и прозрачной, подотчётной обществу, во благо которого мы работаем. Мы стараемся максимально подробно и открыто рассказать о нашей деятельности. То немногое, что оставалось открытым были зарплаты сотрудников. На мой взгляд, момент раскрытия подобной информации уже наступил. Жертвователи должны знать на что тратятся их средства. Общество должно понимать, что благотворительностью занимаются профессиональные люди, получающие зарплату за свой труд. Это значит, что сотрудники организации могут посвятить свое время основной деятельности, а не метаться между двумя-тремя работами. Благотворительность не может быть неким хобби, которым люди занимаются в свободное от работы время».

Дмитрий Поликанов, Президент благотворительного фонда поддержки слепоглухих «Со-единение»:

«Это очень сложная тема для НКО. Во-первых, потому что есть существенная разница в зарплатах в Москве, крупных городах и в глубинке. Это вызывает напряжение внутри сектора, разговоры о справедливости, о том, почему у одних «золотые горы», а у других — «копейки» и т.д. Хотя во многом, здесь, как и в других сферах просто работает рынок. Во-вторых, в обществе в целом этот вопрос вызывает разделение на два лагеря: сторонников подхода «добро должны делать бессребреники» и тех, кто считает «любой труд должен быть достойно оплачен».

Пока ни в России, ни во многих других странах эти две группы к общему мнению не пришли, поэтому любое озвучивание зарплат вызывает негодование одних и оправдания со стороны других.

Т.е. надо общество готовить к обсуждению этой темы, снижать её эмоциональный накал и уходить от квазиморальных аспектов в сторону рациональных рассуждений. Это долгий и трудный, но неизбежный путь. В-третьих, многие НКО опасаются этой возникающей поляризации в обществе, потому что она может привести к снижению объема пожертвований. Мол, вот люди узнают, сколько мы получаем, и перестанут жертвовать, потому что тут же начнут это сравнивать со своей средней зарплатой. Это логичное опасение, потому что большинство, действительно, не будет принимать во внимание ни тяжелый характер работы в НКО, ни сложный ненормированный график и т.п., а будет всё пересчитывать на свой доход. В этом смысле важно задать населению другие «привязки», чтобы простой жертвователь перестал сравнивать зарплату менеджера НКО со своей, а сравнивал её с зарплатой по региону в схожих сферах: условно, с зарплатой главврача или завуча в школе. Т.е. НКО нужны правильные бенчмарки, потому что общественность должна понять, что оплата труда не существует в вакууме и связана с рынком труда, конкурентоспособностью специалистов и т.п.

Мы никогда и не скрывали наш фонд оплаты труда. Тем более, что и закон о благотворительности не относит эту информацию к тайне. Мы регулярно в начале года вывешиваем наш планируемый бюджет, а в июне — его скорректированную с учетом полученных реальных доходов версию. Там раскрыты совокупные статьи по ФОТ по всем программам.

Стараемся платить людям зарплату, аналогичную менеджерским позициям на бизнес-рынке (может быть, чуть ниже рынка, но достойно), потому что хорошие специалисты, к сожалению, не могут стоить дешево, им надо кормить свои семьи в таком дорогом городе, как Москва».

Мария Черток, глава CAF Russia:

На мой взгляд, раскрытие зарплат сотрудников НКО – это прозрачность за пределами необходимого и востребованного обществом. Людям трудно оценить уровень квалификации сотрудников, их опыт и интенсивность работы, поэтому репутационный риск такого шага для НКО превышает преимущества. Кроме того, зарплаты – это конфиденциальная информация, касающаяся самих сотрудников, и публиковать ее от их имени я считаю неправильным. В Великобритании, например, есть практика в годовом отчете указывать количество сотрудников (не называя их по именам), суммарное вознаграждение которых превышает пороговую сумму в 60, 000 фунтов в год. Разумеется, из финансового отчета можно понять, каковы в общей сложности расходы на персонал. Все остальное – конфиденциальная информация. Даже госкорпорации не публикуют доходы своих сотрудников, почему же это должны делать НКО?

Читайте также:  Прикладываю или прилагаю документы

Виктория Крисько, президент благотворительного фонда продовольствия «Русь»:

«Я более 25 лет проработала на топовых позициях в западных корпорациях с очень высокой зарплатой. Моя нынешняя зарплата президента фонда в десятки раз меньше тех сумм, которые я получала в бизнесе. Но я пришла в фонд с другими идеями и целями и чувствую себя более значимым и вольным человеком. Здесь важно не монетарное, а эмоциональное вознаграждение. На Западе, к слову сказать, зарплаты руководителей НКО приравнены к вознаграждениям топ-менеджеров. Туда идут работать очень квалифицированные сотрудники, которых крайне не хватает на российском рынке. Если была бы возможность платить по рынку, мы бы это делали. К сожалению, мы такой возможности не имеем, поскольку источник финансирования благотворительного фонда продовольствия «Русь» — это пожертвования учредителя. Другие фонды работают благодаря грантам. При этом я не стану раскрывать зарплаты своих сотрудников, поскольку это конфиденциальная информация. Западные компании публикуют усредненные размеры вознаграждения сотрудников. Некий зарплатный обзор в целом по рынку был бы уместен, но не более того».

Екатерина Бермант, директор Благотворительного собрания «Все вместе» и фонда «Детские сердца»:

«Увидев зарплатные ведомости сотрудников НКО, люди должны зарыдать и спросить нас: что же вы за такие деньги работаете? Если реакция будет такой, то я была бы рада. Но опасаюсь, что общество скажет нам: Вы же некоммерческие организации, зачем вообще нужна зарплата в сфере благотворительности? Такой посыл мне не нравится. Мы высококвалифицированные, уникальные сотрудники. Когда я встречаю на рекрутинговых сайтах объявление «Ищем фандрайзера», то мне становится смешно. Нет такой профессии, фандрайзеров настоящих 15 человек на всю страну. Мне нестыдно раскрыть свою зарплату и сотрудников фонда. В штате 5 сотрудников.

Президент фонда работает на благотворительной основе и зарплату не получает. Директор получает 50 тысяч рублей, исполнительный директор 50 тысяч рублей, координатор проектов 45 тысяч рублей, бухгалтер (работает на полставки) 30 тысяч рублей».

Екатерина Панова, глава благотворительного фонда помощи бездомным животным «Рэй»:

«Наши зарплаты обозначены в ежемесячных отчетах с первого дня существования Фонда. Но открывать эти данные — личное дело каждой организации. Тем более, что есть НКО, которые вообще не предоставляют никакой отчетности, не говоря уже о зарплатах. Наша позиция: быть максимально прозрачными. На сайте отражены все статьи расходов. Человек или юрлицо, которые нам переводят средства, заслуживают того, чтобы знать на какие цели были потрачены их деньги. На мой взгляд, общество до сих считает, что в третьем секторе сотрудники работают бесплатно. Люди с удивлением узнают, что в фондах работают не только волонтеры, но и сотрудники по трудовому контракту».

Елена Грачева, координатор программ благотворительного фонда «АдВита»:

«Думаю, что Григорий Свердлин поднял важную тему, поскольку у общества достаточно мифологическое мировоззрение о сфере благотворительности. Люди совершенно искренне считают, что сотрудники фондов должны работать бесплатно. А если не бесплатно, то за сущие копейки, поскольку это их жизненный выбор.

Когда мы пытаемся объяснить, что оказание помощи – это профессия и чем лучше специалист, тем качественнее помощь, то люди нас не понимают.

Сотрудники фондов загружены так, что не имеют возможность подрабатывать где-то. В свое время мы проводили опрос среди жертвователей, и даже они толком не знали, чем как работает фонд. Большинство видят систему так: собрать деньги и просто передать их нуждающимся. Мало кто знает, что мы должны договориться с поставщиками, выторговать у них максимальную скидку, добиться отсрочки, чтобы у нас было собрать деньги, организовать службы сопровождения. Это и есть система оказания помощи. Чем больше объем помощи, чем она эффективнее, тем требуется финансов».

Елена Альшанская, глава БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«С одной стороны, подобные поступки повышают доверие к третьему сектору. НКО живут, в основном, за счет пожертвований, и показывать уровень зарплаты сотрудников важно. С другой стороны, именно потому, что уровень доверия к некоммерческим организациям недостаточный, и глубоки в обществе мифы, что некоммерческая деятельность предполагает, что люди работают бесплатно, это может наоборот укрепить негативное отношение к НКО. Однако я уверена, что очень важный для нашего общества разговор. Про то, что третий сектор — это сектор, где люди работают. Они делают важную работу, направленную на решение социальных, экономических, культурных проблем. Они выполняют серьезнейшую работу, и, конечно же, не могут ее делать бесплатно.

Могу ли я раскрыть зарплаты в нашем Фонде? Да, наверное, могла бы. И мы об этом думали. Но наши сотрудники получают достаточно небольшие суммы.

И мне реально неловко, что люди, которые работают сверхурочно и обладают высокими профессиональными качествами, получают ниже рынка. Очень хотелось, чтобы они получать больше.

И это не только проблема нашего Фонда, а всего сектора, если не говорить о фондах частных богатых людей или фондов при крупных коммерческих компаниях.

Из каких источников формируются зарплаты: из пожертвований в большей степени и грантовых средств в меньшей степени. Грантовые истории краткосрочные. Максимум год. Но Вы же не можете перестать помогать людям, если закончился грант. Текущие расходы покрываются за счет пожертвований. Но так или иначе публичному раскрытию зарплат в секторе должна предшествовать дискуссия, чтобы общество поняло, какой огромный труд лежит за результатами работы сектора, сколько высокого уровня профессионалов трудятся в секторе, и что безусловно их труд должен быть оплачен».

Татьяна Тульчинская, Директор благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас»:

«Обществу важно знать, что НКО способны на раскрытие зарплат сотрудников, в принципе. При этом я не считаю, что обязана это делать. Лично я раскрывать не буду по целому ряду причин. У меня есть обязательства по отношению к обществу и по отношению к сотрудникам. И считаю, что подобная история моим сотрудникам будет не приятна. Они имеют право на внутренний душевный комфорт».

Александра Марова, директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства:

«Люди должны получать достойную зарплаты и не сводить концы с концами. Другое дело, что рыночный уровень зарплат – достаточно редкое явление в третьем секторе. Мы же работаем в некоммерческих организациях, а грантов и спонсорской помощи порой не хватает на то, чтобы платить сотрудникам по рынку. Что касается раскрытия информации о доходах в публичном пространстве, то я не поддерживаю подобные шаги и раскрывать зарплаты сотрудников нашего Фонда не намерена».

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector