Явка с повинной это доказательство

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 2270-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошниченко Александра Викторовича на нарушение его конституционных прав пунктом 15 статьи 5, пунктами 3 и 6 части третьей статьи 49, частью первой статьи 75, частью первой статьи 142 и частью первой.2 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Мирошниченко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Мирошниченко, осужденный за совершение преступления, оспаривает конституционность пункта 15 статьи 5 «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», пунктов 3 и 6 части третьей статьи 49 «Защитник», части первой статьи 75 «Недопустимые доказательства», части первой статьи 142 «Явка с повинной», части первой.2 статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК Российской Федерации, которые, по его мнению, не соответствуют статьям 48 (части 1 и 2), 49, 50 и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют составлять протокол явки с повинной без участия защитника и разъяснения лицу, заявляющему явку с повинной, предписаний статьи 51 Конституции Российской Федерации, а также использовать явку с повинной как доказательство по уголовному делу.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица с того момента, когда ограничение его прав становится реальным, когда управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются его свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года № 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2009 года № 1522-О-О).

Статья 142 УПК Российской Федерации раскрывает понятие заявления о явке с повинной как добровольного устного или письменного сообщения лица о совершенном им преступлении. Данная статья не содержит положений, на основе которых ограничивались бы свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, лица, делающего заявление о явке с повинной, а потому не предполагает присутствия при этом адвоката, однако и не исключает право лица сделать такое сообщение в присутствии адвоката (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 года № 326-О, от 17 июля 2012 года № 1280-О, от 20 марта 2014 года № 638-О, от 24 июня 2014 года № 1338-О и от 23 октября 2014 года № 2380-О). Кроме того, именно в силу добровольного характера явки с повинной законодатель не установил обязательного разъяснения заявляющему ее лицу предписаний статьи 51 Конституции Российской Федерации, закрепляющей право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

При этом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет, что полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 данного Кодекса (часть первая.2 статьи 144), а доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных его статьей 73 (статья 75); устанавливает конкретные процессуальные механизмы устранения таких доказательств из уголовного дела (статья 88, часть пятая статьи 234, статья 235 и часть пятая статьи 335) и предъявляет к процессуальному решению по вопросу о допустимости доказательств требования законности, обоснованности и мотивированности (части третья и четвертая статьи 7).

Указанные статьи не содержат положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 года № 430-О-О, от 11 мая 2012 года № 814-О, от 25 сентября 2014 года № 2173-О и др.).

Читайте также:  Принимает ли травмпункт без полиса

Таким образом, оспариваемые нормы не нарушают конституционные права заявителя, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошниченко Александра Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривались нормы, в т. ч. о явке с повинной.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку позволяют составлять протокол явки с повинной без участия защитника.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

УПК РФ раскрывает понятие заявления о явке с повинной как добровольного устного или письменного сообщения лица о совершенном им преступлении.

При этом нормы не содержат положений, на основе которых ограничивались бы свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, лица, делающего заявление о явке с повинной.

Поэтому нормы не предполагают присутствия при этом адвоката.

Между тем это не исключает право лица сделать такое сообщение в присутствии адвоката.

Поводом для написания очередной публикации, послужили ваши комментарии на мою публикацию: «Явка с повинной с юридическими последствиями». Очередную публикацию озаглавил: «Протокол явки с повинной — как доказательство».

В указанных комментариях была затронута правовая природа явки с повинной, ее доказательственное значение — с точки зрения ее допустимости, при определенных условиях принятия.

О том, что явка с повинной является одним из обстоятельств смягчающих наказание виновного известно всем. Однако, только профессионалам известно, что в судебной практике все чаще в приговорах протокол явки с повинной является еще и доказательством, на которое ссылается суд в обоснование виновности или невиновности лица.

Спорным, даже с точки зрения профессионалов, в судебной практике встречаются факты, когда обвиняемые начинают менять показания в стадии судебного разбирательства. Вопрос о доказательственной природе протокола явки с повинной, в этом случае, становится вопросом доказанности или недоказанности вины подсудимого — нашего доверителя в состязательном процессе.

Позиция Верховного Суда Российской Федерации относительно доказательственного значения явки с повинной и условий их получения основана на требованиях норм права, предусмотренных: п.6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, ст. 140 и ст. 142 УПК РФ их которых следует, что заявление о явке с повинной может являться доказательством по делу в случаях, когда отсутствуют обстоятельства, препятствующие признанию его допустимым доказательством.

«Конституционный суд РФ в своем определении от 14 октября 2004 года указал, что статья 142 УПК РФ, раскрывающая понятие явки с повинной как повода к возбуждению уголовного дела, не содержит положений, которые противоречили бы нормам уголовно-процессуального закона, устанавливающим порядок доказывания по уголовным делам, в том числе и по статье 75 УПК РФ».

Кроме того, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховный Суд высказал следующую позицию: «В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

Таким образом, Верховный и Конституционный Суды РФ занимают правовую позицию, в соответствии с которой при условии добровольности написания заявления о явке с повинной, сведения, которые сообщаются при этом, являются доказательствами по делу, даже если получены в отсутствие защитника.

При этом не вполне ясно, к какому виду доказательств относится заявление о явке с повинной. Методом исключения приходим в выводу, что явка с повинной не может быт протокол следственного действия, но может относится к такому виду доказательств как «иной документ». Рассмотрим основные признаки иного документа в уголовном процессе. В самом общем виде документ – это предмет, на котором при помощи условных знаков, а также специальных технических средств запечатлевают мысли (идеи) или образы (отображения), содержащие сведения о фактах. Иные документы еще называют «свободными доказательствами», так как закон не предусматривает определенной процедуры их получения.

Читайте также:  Накопительная часть пенсии сгорает

Что касается устного заявления лица, сделанное им в явке с повинной, то его нельзя отнести к протоколам следственных действий по причине того, что явка с повинной следственным действием не является и не обладает признаками следственного действия. В частности закон не предусматривает процедуру получения и фиксации явки с повинной. Таким образом, протокол явки с повинной обладает всеми признаками «иного документа», при этом особенностью этого доказательства является то, что «автором» протокола является лицо, которое фиксировало устное заявление лица, явившегося с повинной.
Именно поэтому при определении доказательственного значения протокола явки с повинной уже в судебном заседании необходимо вызывать и допрашивать это лицо.

Если в качестве явки с повинной признается заявление лица, написанное собственноручно, то в этом случае доказательственная природа этого заявления соответствует все признакам «иного документа». При этом необходимо иметь в виду, что не во всех случаях подобного рода заявления могут быть приняты судом как доказательства. Так, для того, что заявление, написанное лицом о совершении им преступления, было принято в качестве доказательства должно быть установлено, что заявление сделано в добровольном порядке, сведения, которые в нем содержатся, обладают способностью устанавливать или опровергать существенные для дела обстоятельства.

Дата публикации: 22.09.2018 2018-09-22

Статья просмотрена: 375 раз

Библиографическое описание:

Соколовская Т. Н. Явка с повинной: доказательство или повод для возбуждения уголовного дела // Молодой ученый. — 2018. — №38. — С. 156-158. — URL https://moluch.ru/archive/224/52737/ (дата обращения: 05.11.2019).

Оценивание явки с повинной как доказательства до сих пор считается остро дискуссионной темой, имеющей диаметрально противоположные мнения: первое — явка с повинной анализируется как доказательство; второе — не рассматривает ее как доказательство. А. Анисимов, как приверженец первой позиции поясняет, что заявление о явке с повинной, зафиксированное в порядке регламентируемом нормами ст. 142 УПК РФ, даже при отсутствии представителя защиты, нужно расценивать как реальное доказательство, поскольку заявитель сообщает о преступлении, а не дает показания, поскольку в данный момент он не находится ни в статусе обвиняемого, ни в статусе подозреваемого. Однако, ученый, в то же время, не классифицирует, к какому конкретно виду доказательств он причисляет явку с повинной [1, С. 37].

Конституционный Суд РФ воспринимает явку с повинной как фактические показания, и распространяет нормы о недопустимости доказательств, указанные в ст. 75 УПК РФ, на явку с повинной, анализируя ее как доказательство.

Многие теоретики, апологеты первого мнения, утверждают, что явку с повинной необходимо анализировать как доказательство обвинения: Р. В. Ярцев — как уличающее доказательство [12, С. 35], Е. Журавлева — как доказательство вины [6, С. 36]. Зачастую, и судебная практика рассматривает явку с повинной как доказательство вины. Т. А. Фролова, соглашаясь со определением явки с повинной как доказательства, перечисляет ее к «иным документам» [10, С. 31]. Разделяя их взгляды, С. А. Новиков в роли аргумента, подчеркивает, что по регламенту ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной, сделанное устно, должно быть зафиксировано в письменном виде, а по регламенту ч. 2 ст. 84 УПК РФ и иные документы в письменном виде выступают как доказательства [9, С. 147]. Р. В. Ярцев подчеркивает очевидность данного положения, не нуждающегося в подтверждении [12, С. 18].

Приверженцы второй позиции, напротив, не признают явку с повинной доказательством, и оценивают явку с повинной лишь как повод к возбуждению уголовного дела. Так, Н. В. Григорьева подчеркивает, что явка с повинной может оцениваться только как доказательство обстоятельств, раскрывающих как характер, так и меру ответственности обвиняемого [2, С. 6]. Ю. К. Орлов утверждал, что явку с повинной нельзя оценивать как доказательство вины, и классифицирует ее как «иной документ».

Мнение о рассмотрении явки с повинной как доказательства представляется дискуссионным, иначе в УПК РФ было бы зафиксировано, что доказательствами являются сведения, полученные от лица, совершающего явку с повинной до стадии возбуждении уголовного дела и, впоследствии, привлеченного к уголовной ответственности, однако классифицируются только два вида доказательств: показания обвиняемого и показания подозреваемого (ст. 76–77, п. 1 ст. 74 УПК РФ), а поскольку и подозреваемый, и обвиняемый появляются уже на стадии возбуждения уголовного дела, это означает что, явка с повинной показанием не является.

Возникает вопрос: может ли повод к возбуждению уголовного дела явиться доказательством вины? Очевидно, что это исключено, т. к. доказательства вины появляются в процессе рассмотрения дела и могут быть результатом его рассмотрения. Как верно отмечает В. А. Ярковой, сведения, зафиксированные в документах, инициирующие возбуждение уголовного дела, могут стать доказательствами вины, но ими будут являться протоколы допросов, а никак ни не явка с повинной, ни заявление или сообщение [11, С. 20].

Читайте также:  Разница в стоимости электроэнергии

Большинство ученых анализируют явку с повинной как модификацию признания вины, в то же время по-разному аргументируя свои взгляды. Так, В. К. Коломеец изучает явку с повинной в качестве специфической модификации признания вины [8, С. 36], С. А. Касаткина — в качестве добровольного признания вины [7, С. 103], а В. В. Голубев — как «чистосердечное признание». В. Вырастайкин приравнивает признательные показания обвиняемого в процессе течения допроса к явке с повинной [5, С. 57]. А. А. Усачев утверждает, что если явка с повинной предопределяет признание вины, это означает, что лицо уже представляет себя виновным. Н. А. Соловьева и В. Н. Перекрестов подчеркивают, что достоверность признания вины на стадии возбуждения уголовного дела установить не представляется возможным, но, сомнения в достоверности признания вины не исключает правового значения в качестве юридически поступка. В. Ф. Васюков считает явку с повинной «формализованным признанием в содеянном» [3, С. 21]. В. М. Вдовенков и В. А. Широков явку с повинной, которая не подтверждена в суде, относят к недопустимой процессуальной форме признания вины, и, подтвержденную в суде — к допустимой [4, С. 13].

В этой связи можно обратить внимание, что эволюция правоприменительных норм относительно явки с повинной базировалась именно на том, что определяющим и фундаментальным ее признаком являлось признание своей вины. Признание вины составляет один из видов показаний (ч. 1 ст. 77 УПК РФ), никаких иных модификаций закон не предусматривает, значит, заявление о явке с повинной не может выступать в качестве показания обвиняемого, как и не может служит показателем признания вины, а лишь служит поводом к возбуждению уголовного дела, т. е. законодательно регламентированным показаниями сведений о преступлении.

Подчеркнем, что явку с повинной не следует приравнивать к показаниям обвиняемого, либо подозреваемого, поскольку их получение содержит в себе специфические процессуальные признаки, регламентируемыми нормами ст. 76 и 77 УПК РФ, однако данные признаки не переносятся на написание заявления явки с повинной, поскольку лицо еще не обладает ни статусом обвиняемого, ни статусом подозреваемого, и уголовное дело, скорее всего, еще не возбуждено.

Многие ученые, при явке с повинной считают необходимым полное признание вины в совершенном преступлении. Зачастую, так и происходит, однако встречаются случаи, когда совершается явка с повинной, но лицо свою вину признает лишь отчасти. В. В. Ярцев считает, что явка с повинной предполагает и чистосердечное раскаяние [12, С. 17]. Однако, по нормам УПК РФ полного и правдивого признания вины, как и чистосердечного раскаяния при явке с повинной не требуется.

Т. о., явка с повинной, при назначении наказания, служит одним из условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), она может быть принята во внимание судом как смягчающее обстоятельство, однако признанием вины с процессуальной точки зрения не является, а служит лишь поводом к возбуждению уголовного дела.

  1. Анисимов, А. Допустимость доказательств / А. Анисимов // Законность. — 2007. — № 10. — С. 12–15.
  2. Григорьева, Н. В. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств / Н. В. Григорьева // Рос. Юстиция — 1995. — № 11. — С. 6.
  3. Васюков, В. Ф. Явка с повинной как повод возбуждения уголовного дела / В. Ф. Васюков // Наука и практика. — 2015. — № 3. — С. 20–21.
  4. Вдовенков, В. М. Явка с повинной: понятие и судебная практика ее оценки / В. М. Вдовенков // Судья. — 2006. — № 10. — С. 13.
  5. Вырастайкин, В. Добровольный отказ от преступления и явка с повинной / В. Вырастайкин // Рос. Юстиция. — 2001. — № 9. — С. 57.
  6. Журавлева, Е. Явка с повинной в судебной практике / Е. Журавлева // Уголовное право. — 2007. — № 5. — С. 35–36.
  7. Касаткина, С. А. Признание вины / С. А. Касаткина. — М., 2000. — 103 с.
  8. Коломеец, В. К. Явка с повинной: новая трактовка / В. К. Коломеец // Рос. Юстиция. — 1997. — № 10. — С. 36.
  9. Новиков, С.А. «Я виновен!»: доказательственное значение собственного признания вины в современном уголовном процессе России / С. А. Новиков // Изв. вузов. Правоведение. — 2009. — № 1. — С. 147.
  10. Фролова, Т. А. Особенности признания недопустимыми отдельных доказательств / Т. А. Фролова // Уголовный процесс. — 2006. — № 8. — С. 31.
  11. Яркова, В. А. Процессуальное значение явки с повинной / В. А. Яркова // Уголовный процесс. — 2006. — № 11. — С. 20.
  12. Ярцев, Р. В. Явка с повинной как предмет судебной оценки при назначении наказания / Р. В. Ярцев // Уголовный процесс. — 2008. — № 5. — С. 17.
Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector